Раинская Р. С.

ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ ВЕДИЧЕСКОЙ МЕТАФИЗИКИ

        Рассмотрение основных положений восточной метафизики исходя из учения древних ведических писаний Индии.

        Предмет нашего исследования – восточная метафизика, а именно основные положения метафизики ведической традиции. Несмотря на то, что метафизика как учение об умопостигаемых, сверхприродных основаниях Бытия, является порождением западноевропейской мысли, мы намерены рассмотреть ее предмет в контексте древней восточной философии, дабы найти решение тем актуальным вопросам нашего времени, на которые западноевропейская культура отчаялась искать: в чем смысл существования? Что есть Бог? Что есть Истина, Свобода? Как взаимосвязан феномен времени и свободы? И как метафизика и опыт ее знаний может преобразовать жизнь человека и культуры в целом?

     В целом же можно сказать, что метафизика, как и любое знание, не может принадлежать западной или восточной культуре. Знание – феномен универсальный. Как утверждает французский метафизик прошлого века Рене Генон: «…чистая метафизика по самой сути своей, пребывая за пределами всяких форм и определений, не является ни восточной, ни заподной, она универсальна» [5 с. 227].

      В нашей работе мы берем во внимание лишь определенный аспект восточной философии, а именно древнюю ведическую традицию, исходя из этого, следует название статьи «основные понятия ведической метафизики».

      Цель нашей работы - не столько раскрыть смысл понятий, сколько наметить ту проблематику, которая присуща Востоку и таким образом, передать характер восточной метафизики.

     Метод нашей работы -   анализ понятий восточной метафизики исходя из учения таких священных писаний как Веданта-сутра, Шримад Бхагаватам, Бхагавадгита и некоторых Упанишад. При этом мы будем опираться на комментарии выдающихся метафизиков-востоковедов, таких как Рене Генон, Мирча Элиаде, на учение знаменитого йога прошлого века Свами Шивананда и индийского ученого Чатопадхьяя. Иногда мы, для большей ясности, будем позволять себе небольшие сравнения ведических откровений с учением современных западноевропейских экзистенциалистов.

    В первой части нашей работы мы попытаемся указать на характер восточной философии, скажем о ее литературных источниках, о специфики языка древних священных писаний. Затем мы перейдем непосредственно к основным понятиям, анализируя которые, мы попытаемся постепенно углубиться в саму суть восточной метафизики – понятие Абсолютной Истины. Последнюю часть нашей работы мы посвятим рассмотрению таких понятий как «майя» и «йога».

       В процессе наше работы, рассмотрение понятий ведической философии, будут наводить нас на необходимость рассмотреть такие всеобщие универсальные понятия метафизики как время, свобода, истина и некоторых другие. В силу того, что наша тема предполагает обзор широкой проблематики, мы будем останавливаться на этих универсальных понятиях лишь с целью отображения их связи с общим контекстом философии Вед. И закончим наше исследование непосредственно вопросом о практической стороне трансцендентного знания и метафизического опыта Востока.

      Актуальность работы.

     Восточная философия экзистенциальна. Она всецело направлена на рассмотрение проблемы взаимоотношений человека и Бытия. Ее сотериологический фундамент, т.е. ее направленность на спасение человеческого существования от оков нашего собственного ума, уже говорит об ее актуальности в наше время, когда проблема самоопределения человека стоит краеугольным камнем.

   Более того, предпринятая нами попытка рассмотреть в этой статье основные понятия восточной философии, построенной на основе знаний Вед, позволит сделать первый шаг на пути к более глубокому, детальному исследованию метафизического опыта в последующих работах.

     Состояние исследования темы:

     Восточная философия, на данный период времени, плохо исследованная сфера знания, несмотря на практичность и актуальность ее проблематики. Это, как на наш взгляд, связано с прямо противоположными интересами запада и востока. Восток призывает к самоотречению, запад – к самоутверждению. Тем не менее, в истории западноевропейской мысли были философы, которые призывали обратить внимание на глубинную трансцендентную ведическую мудрость востока. Например: Г.Г.В.Гегель, А.Шопенгауэр, Ф. Ницше, Г. Гессе, Н. Тесла, М. Элиаде, Г. Циммерман, Л.Н..Толстой и некоторые другие.

 Среди современных отечественных исследователей анализом ведической метафизики занимались Д.Б. Зильберман, С.И. Иваненко, С.В. Ватман и другие.

   Сегодня, по всему миру, весьма широко развивается религиозно-философское движение ИСКОН, которое проповедует ценности ведической культуры. Среди представителей этого движения большое количество отечественных индологов и востоковедов, метафизиков занимающихся непосредственно ведической философией, таких как: Вадим Тунеев, Василий Тушкин и др.  

Основная часть:

                                                                         I

       Еще до возникновения психоанализа мудрецы и аскеты Индии вплотную приблизились к изучению неизведанных областей подсознания. Они обнаружили, что физиологические, социальные, культурные и религиозные обусловленности человек может относительно легко разграничить и подчинить своей воле. Исследователи метафизики Востока, такие как М. Элиаде, Р. Генон, Д.Б. Зильберман и некоторые другие утверждают, что индийской философии принадлежит открытие сознания как свидетеля, т.е. сознания освобожденного от психофизиологических структур, от пространственно-временных обусловленностей. Идеал востока - это человек трансцендирующий, т.е. преодолевающий границы собственного ума, переживающий присутствие Бытия за пределами времени, таким образом, достигающий полноты осознания собственного существования.

        На Востоке, в отличии от западноевропейской культуры, философия это практическая, сотериологическая наука, она имеет своей целью влиять на поведение человека во имя его спасения. Знания, приобретенные ради знания, философия ради философствования называются – спекуляцией. Спекулятивная философия пренебрегается мудрыми людьми Индии, также как Сократ пренебрегал псевдомудростью софистов. Поэтому все, что говорит восточная мудрость, предназначено не для общего обозрения, а для практического применения, так называемой духовной практики (саддханы). Мирча Элиаде, румынский философ, религиовед прошлого века писал: «Для индийских мыслителей истина не является ценной сама по себе, она приобретает значимость в силу своей сотериологической1 функции, потому что знание истины позволяет человеку достичь освобождения» - и далее – «В Индии метафизические знания всегда выполняют сотериологическую функцию. Ценными и заслуживающими внимания считаются только метафизические знания (видья, джняна, праджня), поскольку только они приносят освобождение. С помощью "знания" человек отбрасывает иллюзии чувственного мира, "пробуждается" … Знание превращается в медитацию, а метафизика становится сотериологией» [13, c.16].

       Восточная философия, о которой мы сейчас говорим, есть также ведическая метафизика, т.к. ее литературным источником являются ведические древние священные писания. К ведическим писаниям относятся главным образом четыре главные Веды- Ригведа, Самведа, Атхарваведа, Яджурведа (знание-руковдство), Упанишады (философское заключение Вед), Араньяки (писания лесных отшельников), священные пураны (древний эпос) – Махабхарата и Рамаяна, многопочитаемая Бхагавадгита (Божественная песнь - квинтесенция всей ведической мудрости), и многие другие писания, опирающиеся на авторитетность Вед.    

     Главная тема всех ведических писания – это взаимоотношения человека и Абсолютной Истины, Атмана и Брахмана, Сознания и Бытия. Веды говорят о цели жизни человека и методе достижения этой цели.

     Ведическая литература делится на два вида: шрути и смрити. Шрути (то, что услышано) является своего рода зафиксированным откровением, тогда как смрити (то, что помнят), является уж переосмысленным знанием. Веды, Упанишады, Бхагавадгита традиционно относят к шрути, т.е. трансцендентному знанию, понять которое можно с помощью специально подготовленного ума – очищенного от волнений и настроенного на тонкое восприятие (интеллектуальная интуиция) с помощью духовного учителя.    

     Таким образом, Веды считаются трансцендентным знанием, смысл которых раскрывается через практику.

     Что касается создания ведических писаний. Как мы уже говорили Веды, как знание-шрути, сам Бог (Брахман) передал святым мудрецам (риши) путем откровения. Однако точное время написания древних священных писаний не установлено, ученные расходятся во мнениях, сбиваемые с толку преданиями и народными поверьями. Явно лишь то, что Веды относятся к одним из самых древних писаний. По поверью на территорию Индии их принес арийский северный народ более 5 тыс. лет назад. При этом необходимо учесть еще и тот факт, что долгое время (в предшествующие эпохи (Юги)), ведическое знание передавалось устно и не записывалось. Авторство также приписывают, как правило, легендарным личностям, имена которых связаны больше с качествами характера, чем с реально существующими людьми. Например, А.Каменская известная переводчица прошлого века, комментатор Бхагавадгиты, важнейшей главы из ведического литературного эпоса (пурана) Махабхараты, пишет: «Махабхарата была составлена великим индусским мудрецом KrishnaDvaipayanaVedaVyasa, который привел в порядок Веды и благодяря этому был назван «VedaVyasa» (собравший Веды). Поэма относится к историческому периоду за 5000 лет до Р.Х., к моменту, который непосредственно предшествовал новому циклу Кали Юга (черный цикл)» [3. с.5].

     Скажем несколько слов о специфике языка священных писаний. Древние священные тексты написаны в виде афоризмов. Их трансцендентное содержание иногда крайне противоречиво, а смысл все время имеет намерения скрыться. Д.Б. Зильберман, современный философ, в своем семантическом анализе языка Веданты писал, что древние афоризмы построены таким образом, чтобы полностью разрушить барьеры нашего ума и языка, настроив нас на трансцендентное восприятие истины («фрустративный» метод мышления), которая невыразима. Философ отмечает: «…лишь в факте логического несообразия дается указание на тайну Брахмана» [6]. Таким образом, древнее ведическое писание Веданта сутра, с помощью специфического построения языка, имеет намерение приоткрыть нам то, что не вмещается в рамки нашего обыденного сознания.

   Структура древних писаний крайне удивительна и сложна. Используя ухищрения языковых форм, по мнению Зильбермана, текст является не источником информации, а способом тренировки ума, он пишет: «такой контекст специально организован с целью восприятия трансцендентного, то есть служит квазиисточником интеллектуальной интуиции» [6].

   . Вернемся к ведической метафизики. В целом систематизированная индийская философия называется «даршана». Всего существует девять даршан, шесть из них ортодоксальны (астика), т.е. признают авторитет Вед. Философские учения, которые не признают авторитет Вед считаются еретическими (настика), к ним относятся учения буддизма, джайнизма и учения материалистических школ (локоята, чарвака, брихаспатья).

   Шесть ортодоксальных философских школ разбиты по парам: Пурва миманса и Веданта (или Брахма-сутра, Уттара-миманса), Санкхья и Йога, Ньяя и Вайшешика. Эти даршаны различаются различным углом зрения на один и тот же предмет изучения – взаимоотношение человека и мира, подобно тому, как европейская философия делится на онтологию, гносеологию и т.д. Например, Ньяя говорит о принципах логики, Санкхья об онтологии, Веданта о метафизике.

   В этой работе, излагая основные понятия ведической метафизики, мы в основном будем опираться на философию системы Веданты, Шримад Бхагаватам – древний комментарий к Веданте, а также Бхагавадгиту.

II

     Согласно ведическому приданию история развития человечества движется не путем прогресса, а наоборот, регресса. Этим объясняется непостижимая глубина писаний древних мудрецов, которые сумела оценить по достоинству и сберечь индийская культура.

     Веды, древнее священное писание ариев, делят время на определенные циклы – Калпы. Калпа длится 8.640.000 астрономических лет, она же включает в себя 7 под циклов- Манвантар, каждая из которых делится еще на четыре под под цикла – Золотой, Серебряный, Бронзовый и Железный век (Сатья-юга , Трета-юга, Двапара-юга и Кали-юга) с различным сроком длительности. С каждой эпохой развивающийся Дух и Материя все более и более уплотняются, впадают в забвение, до тех пор, пока точка уплотнения не достигнет своего критического состояния. Затем все разрушается и начинается Новая эпоха – Манвантара.

     Согласно древним Священным Писаниям Индии мы сейчас живем в эпоху Кали-Юги, век беззакония и предельного огрубления сознания человека. Как говорится в Шримад Бхагаватам (1.1.11): «О мудрец, в этот железный век Кали жизнь людей коротка. Они вздорны, ленивы, введены в заблуждение, неудачливы и к тому же пребывают в постоянной тревоге» [4 с. 80]. Кали Юга выражается, главным образом, в уровне нашего сознания, в ценностях нашего времени, мотивах и целях жизни человека. К примеру, тот факт, что мы не знаем, кто мы и для чего мы живем, а иногда нас это незнание даже и не безспокоит, уже говорит о нашем тотальном забвении или другими словами за-бытии. Или если мы возьмем одно из достояний нашего времени – научный прогресс, и посмотрим, на что он ориентирован, то сомнений в постепенном огрублении и уплотнении материи не остается. Но главной и самой характерной чертой Железного века является – беззаконие, нарушение традиции, игнорирование своего долга. А игнорируем мы свой долг по той причине, что не помним уже, в чем заключается этот долг.      

       Следование своему долгу, или как это звучит на санскрите Дхарме, в ведической культуре всегда почиталось за реализацию смысла жизни, т.е. человек существует, дабы исполнить свой определенный долг (дхарму).

       Понятие Дхарма, как на наш взгляд, можно отнести к одним из основных понятий ведической метафизики, т.к. она говорит не просто о социальных обязанностях, но о истинной, высшей природе человека. Дхарма, в переводе с санскр. букв. означает «Закон», «правило». Под этим понятием, в силу полисемантичности санскрита, также подразумевают «Высший Закон», «Долг», «Религию», обязанности человека перед Богом, смысл жизни. Уже только тот факт, что Бхагавадгита, одно из авторитетнейших Священных писаний Индии, всецело посвящена вопросу Дхармы, уже говорит о значимости этого понятия. В Бхагавадгите в 3 главе сказано: «Собственный долг, даже самый скромный, лучше хорошо исполненного чужого долга. Лучше умереть, исполняя свою собственную дхарму, чужая дхарма полна опасности» [3, c. 20]. Шри Кришна, главный герой Бхагавадгиты, говорит Арджуне, что когда человек исполняет именно свой долг, то что бы он не делал, он защищен от деятельности накладывающей узы этого материального мира (карма). Исполнение долга избавляет от греха, а понятие грех (адхарма) означает буквально не следование своему пути. «Исполняя долг вытекающий из его собственной природы, человек не совершает греха» [3, c. 66] - сказано уже в последней 18 главе Бхагавадгиты.

       Всякая философия, учение или религия видит одну единственную цель – напутствовать личность на осознание и выполнение своей дхармы. По сути дела понять свою дхарму значит понять свою природу, а следовательно – познать себя. (Подобные идеи мы встречаем у Сократа, И. Канта, Г. Сковороды и многих других западноевропейских философов и религиозных деятелей).

   Следование дхарме одно из главных условий для спасения души, т.е. освобождения от круговорота сансары (цепи рождений и смертей) или другими словами – материальной обусловленности.

   При этом надо заметить, Дхарма бывает двух видов: санатана дхарма (вечная) и кайтава дхарма (временная). Вечная дхарма – это наши обязанности перед Богом (стремится к осознанию нашей взаимосвязи), временя дхарма – это исполнение кармы, определенных обязательств и долгов этой жизни.

   Карма (букв. «деяние») - это понятие, которое можно отнести к одним из самых широко известных из восточных религиозно философских учений. Оно означает естественный природный закон причинно-следственной связи. Согласно ведической антологии, человек рождается вновь и вновь до тех пор, пока не рассчитается со всеми своими долгами и желаниями.

     Даже согласно утверждению современной физики, о том, что ничто не откуда не берется и не куда не исчезает, можно объяснить процесс действия закона кармы. В природе может измениться лишь форма, но субстанция, причина формы, всегда остается. Наши поступки, мысли, желания – это семена[1] (результат прошлых действий и причина будущих), которые прорастают из жизни в жизнь, плоды которых мы в итоге собираем. Таким образом кармические последствия прошлых жизней формируют нашу временную дхарму этой жизни.

      Однако как понять в чем именно твой долг, если мы живем в эпоху Кали-Юги и погружены в тотальное забвение? Необходимо посвятить свою жизнь процессу самопознания. Таким путем, мы сможем исполнить и свою вечную дхарму, и временную. Метафизическое знание как теория (санкхья) и йога как практическое применение этого знания для этого и предназначены. Как писал Мирча Элиаде: «Конец этому невежеству может положить только метафизическое знание, которое ведет человека к порогу просветления – то есть к его истинному «Я» [ 13, с.17] – и далее – «Целью йоги, как и санкхьи, является уничтожение обыденного сознания и замена его на качественно другое сознание, способное полностью осознать метафизическую истину» [13, с.28].

     Если выполнение Дхармы – есть главная задача человека, то самопознание является основной проблемой восточной философии, т.к. познав свою природу, мы познаем свою дхарму.

     Следовательно, из вышесказанного, мы видим что философия на Востоке является как бы служанкой дхармы (религии). Философия предназначена оберегать различные законы и религию (дхарму), стимулировать стремление человека к освобождению, т.е. просветлению, путем правильного мышления. Это в свою очередь есть процесс, который ведет к познанию своей сути и, следовательно, как мы это увидим в последствии, достижения единения с Богом.

III

   Что касается дхармы, как ведической религии, и понятия Бога.

   Религия на Востоке - это дело специфическое. Насколько нам известно, согласно этимологическому анализу, понятие религия ( лат. яз. - re-ligare – букв. озн. «связь») – подразумевает способ поддержания связи с Богом (аналогично санскритскому понятия «йога», которое также переводится как связь, т.е. йога имеет те же функции что и религия). Таким образом, понятие религии говорит нам о практике развития отношений человека и Бога.  

     Выше мы сказали, что философия на Востоке как бы служанка религии, однако корректнее было бы сказать, что философия и религия, в принципе, в ведической культуре неразделимы. Ведическая культура, которая построенная на знании-откровении, как гласит придание, имеет в себе специфическую черту, она объединяет в себе веру и знание, религию и науку. Принцип единства противоположностей есть то, что со времен средневековья (Фома Аквинский) западноевропейская культура отчаянно пытается разрешить (амбивалентности бытия).

     Религия, построенная на основе знаний Вед, это не столько религия, сколько религиозно-философское учение, которое другими словами можно назвать – метафизикой. Традиционная восточная философская система – религиозна, а религия Востока – метафизична. Здесь если вы находите Бога, то этот же Бог, который нуждается в жертвоприношениях, одновременно является и Абсолютной Истиной и Бытием, и основанием Бытия, и Верховной Личностью. И те жертвоприношения, которые вы Ему преподносите, зависят от уровня вашего восприятия и уровня вашего сознания (т.е. некоторые люди жертвуют Богу пищу, а некоторые собственные амбиции).

     На Востоке Бог изменчив. Он имеет множество форм, имен и значений, но Абсолютная Истина или Высшее Божество – Один. Согласно ведической метафизики существует три основные аспекта Абсолютной Истины. «Шримад Бхагаватам» (1.2.11) гласит: «Сведущие трансценденталисты, познавшие Абсолютную Истину, называют эту недвойственную субстанцию Брахманом, Параматмой или Бхагаваном» [4 с.112].

     Шримад Бхагаватам, священное писание для вайшнавских[2] традиций индуизма, где содержатся наиболее полные комментарии к Веданта-сутре, говорится о Боге как Абсолютной Истине выраженной в ее трех возможных онтологических формах, таких как Бхагаван, Брахман, и Параматма. Все три формы относятся к различным уровням сознания и восприятия человека. Брахман – это Бог как Чистое Бытие, Параматма – «Высшее Я», «Зов Бытия» или другими словами Бог внутри сердца каждого существа, Бхагаван – восприятие Бога как Верховной Личности, который вечно наслаждается, а мы ему служим.

     Понятие Абсолютной Истины, которое обобщает все, что касается Бога, подразумевает нечто предельное, совершенно трансцендентное. Именно к Абсолютной Истине обращались буддисты, которые не входят в область нашего исследования по той причине, что они не признавали авторитет ведической культуры.

     Эти три гносеологических аспекта, Брахман, Пармаматма и Бхагаван, соответствуют трём онтологическим уровням Высшей реальности: сат (истинное бытие), чит (знание) и ананда (блаженство), которые открываются ищущему в зависимости от характера его стремлений. Однако в целом понятие «сат-чит-ананда», согласно Веданта-сутре – является описанием Бога (Брахмана).    

     Люди, обладающие различным сознанием и вкусом к различной духовной практике, различаются в своих предпочтениях, как божественной формы, так и Его онтологического уровня. Например: философы (гьяни), стремящиеся постичь Брахмана, ищут и достигают вечное бытие (сат),мистики (йоги), медитирующие на Параматму в своём сердце, достигают совершенного знания (чит), а религиозные люди, то есть те, кто посвящает себя любовному преданному служению Бхагавану (бхакты), обретают блаженство (ананду).

   Принятие Бога как Брахмана – в его невыразимой и непостижимой форме Чистого Бытия называется имперсонализмом. Иногда Брахмана также обозначают через такое слово-символ как «То», т.е. нечто, что невозможно обозначить, например, в Бхагавадгите говорится: «Думая о Том, погруженные в То, пребывающие в Том, преданные лишь Тому, мудростью уничтожившие свой грех, они идут туда, откуда нет возврата» [3 с.26]. Как мы уже оговаривались выше, ссылаясь на Зильбермана, ведические писания используют специфический деструктивный язык, который позволяет описывать то, что в принципе не описываемо (анирвачания). Зильберман писал: «Брахман настолько уникален, что слов для его определения вообще нет. Но поскольку о нем как-то нужно сказать, привлекаются слова философского языка… При этом один термин способен продуцировать другой в действительном смысле…Один член, понятый реально, полностью устраняется другим: Бытие – Сознанием, Сознание – Бесконечностью, Бесконечность – трехчастностью всей системы…. Своей парадоксальностью фраза сохраняет и в то же время намекает на тайну Брахмана [6]. Брахман, или То – есть бог средневековых мистиков, Дао представителей даосистов, Бытие европейских экзистенциалистов, которое невозможно обозначить так, чтобы не ограничить его смысл; это непостижимое, невыразимое начало и итог.

       Имперсонализм, по сути дела, есть теоретическая философия (гьяна) в ее чистом виде и представленная главным образом Шанкарой, древним учителем майавади, названная как философия Адвайты-веданты (букв. означ. –философия Недвойственности). Ее суть сводится к доказательству Единства Бога и человека, все что есть помимо этого Единства есть иллюзия (майя). Имперсонализм, в широком смысле слова, проявляет себя также в идеях дзен-буддизма, даосизма, в учениях западноевропейских мистиков и философ, склонных к политеизму или экзистенциализму. А фундаментальная онтология современного немецкого философа М.Хайдеггера как никакая другая философская система запада близка философии адвайта-веданте.

   Между тем восприятие Бога как Личности называется – персонализмом. Здесь мы больше видим практическую сторону философии, выраженную в принципах поведения, этикете, богослужении и т.д. Персонализм также глубок и метафизичен, всецело базируется на трансцендентых переживаниях, однако всегда сохраняется барьер между человеком и Богом. Этот барьер есть стимулирующая веру сила. Главная цель персоналистов не познание Бога, а безраздельное и преданное служение Ему. Этот взгляд представлен главным образом в философии вайшнавской традиции, а на западе, к примеру, в христианской теологии.

   Как мы видим, ведическое религиозно-философское учение может быть имперсональным или персональным, но оно всегда будет строиться на глубоких метафизических рассуждениях, т.к. истинное знание приближает к Богу, каким бы образом мы Его не представляли.

     Мы полагаем, что различие между имперсональным и персональным восприятием Абсолюта, достаточно интересная проблема ведической метафизики, по этой причине мы позволим себе немного на этом остановиться, и для более ясного уяснения этого вопроса мы приведем, к примеру, нижеследующую таблицу:

Самбандха

Абхидейя

Прайоджана

Имперсоналисты

Брахман

(Чистое Бытие, Абсолютная Истина)

Гьяна-йога

Мокша

Персоналисты

Бхагаван

(Бог как Личность)

Бхакти-йога

Прэма

Йоги

Парматма

(Высшее Я)

Аштанга-йога

Самадхи

Экзистенциалисты

Я-существую

Рефлексия

Бытие

      

   Данная таблица основана на трех ведических универсальных принципах познания, которые мы находим в Веданте-сутре: Самбандха, Абхидейя и Прайоджана, буквально означающие: исходное положение (предмет), метод и цель.

     Самбандха, как исходное положение, говорит том, на познание чего, мы изначально настроены – познание Бытия, или своего Высшего Я, или Личностной формы Бога. В зависимости от этого различается и метод. Гьяна-йога – это путь знания, бхакти-йога -путь преданного служения Богу, аштанга-йога – восьмиступенчатый путь работы над сознанием. Для более удобного сравнения мы также привели, к примеру, экзистенциализм, метод которого рефлексия – метод внутреннего опыта. Цель соответственно: мокша или освобождение от оков материального мира, цепи постоянных рождений и смертей. Прэма – высшая Любовь к Богу. Самадхи – Богопознание и самореализация, или как объяснил это состояние один из великих духовных наставников ХХ века Свами Шивананда: «Когда дхьяна[3] становится интенсивной и продолжительной, приходит самадхи. Состояние бесконечного союза с Бесконечным Духом, Сверхдушой, избавляет от оков желаний и страданий и навсегда освобождает от рабства рождения и смерти. Этот трансцендентный опыт превращает человека в существо, наделенное космическим видением, которое повсюду за кажущимся многообразием видит Божественность… Он живет и действует на благо всего человечества, приводя божественный План к победному завершению» [12 с. 124].

         Как можно было заметить, мы привели к примеру также позицию западноевропейских экзистенциалистов для общего сравнения. Понятие «Бытие» здесь означает достижения состояния полноценного переживания своего присутствия, постижение Истины, Свободы, Вечности.

     Вернемся к понятиям. Мы остановились на вопросе об имперсональном и персональном отношении к Абсолюту. Различие в их отношении по большей части, определяется различием цели духовной практики человека – мокша или прэма? Отсюда и следует, то малозаметное, различие философии и религии на Востоке.

     Философ стремиться постичь Истину, дабы получить «освобождение» (мокша) или другими словами – Свободу. Свобода на санскрите звучит как «сва-бхавати», что буквально означает «своя-сущность», т.е. быть свободным значит обрести свою истинную суть. Имперсоналисты (адвайтисты, буддисты, мистики) полагают, что природа души человека и Бога – одна, следовательно, путем познания (гьяна-йога), отречения (вайрагья) преодолевается двойственность и обретается сознание Единства.

     Религиозные же люди не ищут свободы, они ищут Бога-Личность. Для них смысл познания своего истинного Я (различия души и тела) заключается в умении предаваться Богу, служить Ему, и развивать с ним, соответствующие твоей природе, отношения. Начальный уровень этих отношений есть Вера (Шраддха), а наивысший – Любовь (Прэма) и беспрекословная привязанность к Бхагавану.

   Таким образом различаются имперсоналисты от персоналистов или знающие (гьяни) от верующих (бхакти) в ведической традиции. Тем не менее, логично будет сделать вывод, что тот истинно мудрый человек, который видит всепронизывающее Единство во всем, увидит его (т.е. единство), и в отношении мокши и прэмы, истины как свободы и истины как любви. Ведь быть Свободным и быть преданным Высочайшей Любви есть по сути одно и тоже. Более того, различные формы восприятия Бога (Брахман, Бхагаван и Параматма), как мы показали выше, происходят из единого источника – Абсолютной Истины. Поэтому, несмотря на то, что мы выше говорили о единстве философии и религии на Востоке, определенное различие, как мы видим, между «верующими» и «знающими» в восточной философии существует, однако границы этого различия в итоге стираются понятием «Абсолютная Истина».

     . Надо заметить, что еще в Бхагавадгите происходит отождествление Брахмана упанишад с Верховным личностным Богом – Вишу или Кришной. А уже в более позднем учении святого Чайтаньи (XV век), названном как «ачинтья–абхеда-бхеда таттва», происходит объединение того, что не объединяется на уровне логики - безличное Бытие с Личным Богом, отсюда и название, которое букв. переводится как – «учение о непостижимом различии и единстве».

     Таким образом, воспринимаете вы Абсолют как Брахмана, или Параматму, или Бхагавана, ориентированы вы на свободу или на любовное служение Богу - дело личное, главное – это наша ориентированность на Истину. Веды говорят, что когда мы познаем что есть Истина, мы познаем, кто есть мы сами. А когда мы знаем «кто есть Я», мы можем исполнить свою дхарму и даже более того, преодолеть ее, как говорится в последней главе Бхагавадгиты: «Оставь все религии и просто предайся Мне. Я избавлю тебя от всех последствий твоих грехов. Не бойся ничего» [3. c.770]

     Кстати об истине. Истина букв. звучит на санскрите как «сат», а не истина, в свою очередь будет – «а-сат». В тоже время «сат» – имеет значения как Неразрушимое Бытие, как одно из качеств Бога (Брахмана). В этой работе мы не будем более углубляться в анализ такого сложного понятия метафизики, как истина, однако хотелось бы привести во внимание выражение одного философа - Бхактиведанта Свами Прабхупада, который определил истину так, «она есть то, что остается когда все разрушается». К сожалению, мы не можем, сослаться на конкретный источник, из которого было взято это утверждение философа, однако в Бхагавадгите (8.20) по этому поводу мы находим: «Но существует иная, вечная, непроявленная природа – она лежит за пределами материального мира, который то проявляется, то исчезает. Эта высшая природа неуничтожима. Когда все в материальном мире разрушается, она остается нетронутой» [3 с. 405].

       Одним словом, истина – это то, что вечно, неизменно. Это само Чистое Бытие.

     «Что такое истина, -спрашивает У.Мишара, - которую даршана помагает нам познать? Единственная истина – конечная цель индийской интеллектуальной деятельности – есть непосредственное постижение Атмана. Все даршаны стремятся к истинному знанию Атмана соответственно своим собственным точкам зрения». Интуитивное постижение Атмана, как утверждается далее, означает мокшу, или освобождение»[10, с.55] – интересно отметил индийский философ Чаттопадхьяя, приводя в пример цитату некого У. Мишара,. в своей исследовательской работе. Перейдем к понятию Атмана.

       Затронув понятие Атмана, мы вынуждены обратится к метафизической природе человека. Согласно учению Вед, кратко укажем главное.

       Как известно, человек обладает животной и божественной природой, материальной и духовной. Наличие сознания уже указывает на сверхприродную, божественную субстанцию. Исходя из этого, можно заключить, что человек в некотором смысле есть проявление Бога, в нем потенциально заложены божественные способности, пределы нашего сознания безграничны. Поэтому Айтрейя Упанишад гласит: «Сознание есть Брахман» - цитирует Свами Шивананда [12 с. 9].

        Говоря о природе человека, мы приходим к понятию Атмана. Атман – это истинное «Я», суть человека, или Дух, проявление Брахмана в обусловленном теле человека. Как пишется в священном писании Веданта-сутра, главном комментарии Вед, (4.1.3) :«… [тексты шрути] признают, [что Брахман]"Я" (Атма) [медитирующего], и также учат других [постигать его как собственное "Я"]» [2].

     Задача человека (санатана дхарма), как мы уже неоднократно говорили, – познание, раскрытие, узнавание своей истинной природы. Теперь мы видим, что эта природа имеет имя - Атмана. «Так осознать Атман может только герой, обративший взгляд внутрь себя» [12 с. 10] – говорит Свами Шивананда. И это познание в итоге должно утвердить наше Единство с Абсолютом, и следовательно со всем Сущим (т.к. Бог есть само Бытие). Результат познания своей истинной сути или Бога – освобождение (или любовное служение Богу). Такова цель духовной практики.

«Воистину, человек состоит из намерения. Какое намерение имеет человек в этом мире, таким он становится, уйдя из жизни. Пусть же он исполняет свое намерение.

Состоящий из разума, чье тело – жизненное дыхание, чей образ – свет, чье решение – истина, чья сущность – пространство; содержащий в себе все деяния, все желанья, все запахи, все вкусы, охватывающий все сущее, безгласный, безразличный -вот мой Атман в сердце, меньший, чем зерно риса, чем зерно ячменя, чем горчичное семя, чем просяное зерно, чем ядро просяного зерна; вот мой Атман в сердце, больший, чем земля, больший, чем воздушное пространство, больший, чем небо, больший, чем эти миры.

Содержащий в себе все деяния, все желанья, все запахи, все вкусы, охватывающий все сущее, безгласный, безразличный – вот мой Атман в сердце; это Брахман»

                                           Чхандогья-упанишада. Часть 3, глава 14: (1-4)

     Отношение человека и Бога, Атмана и Брахмана, сложнейший вопрос всей восточной метафизики, и как мы уже говорили, этой проблематики посвящены все писания Вед. И примечательно то, что вопрос не стоит, таким образом, как например: едины ли Человек и Бог. Для философа опирающегося на авторитетность ведических писаний в этом нет сомнений. Вопрос в том, каким образом осуществляется это единство? И как это знание принять, как жить и действовать в соответствии с этим знанием – это по истине единственная, главная проблема всей ведической философии. В свою очередь осознание этих отношений Атмана и Брахмана, является целью любой религии, как Востока, так и Запада. Познание взаимосвязи человека и Бытия, по сути дела, цель всякого знания. Метафизика, следовательно, выступает единственным направлением мысли, напрямую указывающая на эту проблему.

   О строении сознания, подсознания человека, о его взаимосвязи с материальными энергиями, о его психоментальных способностях и многом другом с точки зрения ведической философии можно говорить очень много, что не входит в планы данной работы. Мы лишь указали на основное понятие Атмана, означающее истинное Я, которое связанно с истинной природой человека и на этом кратком заключении позвольте нам закончить.

     Таким образом, подведем итог вышесказанному:

     Понятие Дхармы, одно из значений которого помимо долга, есть религия, привело нас одному из основных понятий ведической философии – Богу или другими словами - Абсолютной Истине. Мы показали, что согласно ведическим писаниям, таким как Веданта и Шримад Бхагаватам, Абсолют проявляет себя в трех возможных формах: Брахман, Параматма и Бхагаван. Исходя из этого, формируется и различное отношение к Богу – имперсональное или персональное, философское или религиозное. Современная метафизическая мысль, согласно древним писаниям, старается объединить в себе всевозможные уровни восприятия сакрального.

    Истинная природа человека называется Атман (Высшее Я). Его познание приводит человека к познанию самой Абсолютной Истины, т.к. они Едины.

    

IV

     Мы выделили такие понятия восточной философии как Дхарма и Карма, сказали о различных проявлениях Абсолютной Истины (Брахман, Параматма, Бхагаван), кратко упомянули об Атмане. Все эти понятия на наш взгляд, являются фундаментальными, раскрывающими смысл метафизики Востока. К ним также можно добавить еще много других. Например, румынский философ, религиовед М. Элиаде, выделяет такие четыре основные взаимозависимые понятия, которые он называет движущими идеями восточной метафизики – карма, майя, нирвана (Абсолютная истина) и йога. Исходя из их описания, как полагает философ, можно в общих чертах передать основной смысл восточной метафизики. Элиаде определяет их таким образом:

  1.    «Закон универсальной причинности, связывающий человека с космосом и приговаривающий его к бесконечной череде воплощений, – закон кармы.
  2. Загадочный процесс, порождающий и поддерживающий космос и, таким образом, делающий возможным "бесконечное вращение" колеса существования – майи – космической иллюзии, с которой человеку поневоле приходится мириться до тех пор, пока он не освободится от слепоты и невежества (авидья).
  3. Абсолютная реальность, чистое бытие, "расположенное" за пределами иллюзорности, сотканной майя, и за пределами человеческого опыта, обусловленного кармой. Абсолют, каким бы именем его ни называли, – Сущность (Атман), Брахман, Необусловленное, Трансцендентное, Бессмертное, Нерушимое, Нирвана и т.д.
  4. Действенные техники и методы, суть которых – освобождение, достижение Божественного, – собственно говоря, и есть Йога» [13, c.11].

       Из перечисленных философом основных понятий, выше мы сказали о понятии кармы, исходя из значимости, как на наш взгляд, понятия дхармы. Мы так же попытались рассмотреть понятие Брахмана или Абсолютной Истины. Заметим, что мы ничего не говорили о понятии «Нирвана», предложенным М. Элиаде, по той причине, что оно относится к буддизму и не имеет никакого отношения к ведической традиции. Скажем теперь несколько слов о понятии «майя» и «йога».

     Мы живем в эпоху Кали-Юги. Как мы уже говорили один из главных признаков этой эпохи – тотальное заблуждение, забвение или как сказал бы М.Хайдеггер - за-бытие. В ведической метафизике это состояние сознания современного человека именуется – «авидья». Мы не помним ни кто мы (Атман), ни для чего живем (Дхарма), мы не знаем, что есть Бытие (Абсолютная Истина), и какие у нас отношения с этим Бытием (Йога). Одним словом «авидья» - это состояние за-бытия и причиной этого состояния есть «майя».

       «Майя» иногда отождествляется с понятием «авидья» - неведение. «Материальный мир абсолютно нереален, а представление о нем является плодом незнания, т.е. авидьи или майи» [10 с. 112] – пишет современный индийский философ Чаттопадхьяя.

   «Майя» в переводе с санскрита букв. означает – иллюзия. Иллюзия – есть обман, или все то, что вводит в заблуждение. Все то, что временно и непостоянно, не-истинно – есть майя. Природа, материя (пракритии) – есть майя. Поэтому метафизика, как на Востоке так и на Западе пытается заглянуть за покров майи, за-физику, познав суть вещей – Истину.

     Чатопадхьяя цитирет Шветашватара-упанишаду: «все должны знать, что пракрити – это иллюзия (майя) и что всемогущий бог является создателем иллюзий (Майин)» [10 с.165] – т.е. майя сопричастна с Абсолютной Истиной; майя утаивает ее с определенной целью – создание определенных условий для усердного процесса самопознания человека. Сам закон бытия провоцирует работу майи – иллюзии, покрывающей своей пеленой Истину. «Древнейшие провидцы, осознавшие Истину, описали космический процесс, как работу Майи, непостижимой энергии Высшего Духа» - пишет индийский йог и учитель Свами Шивананда.

   Майя – одно из сложнейших понятий Востока, по утверждению некоторых философов оно имеет непосредственное отношение не только к понятию природы (пракритти), но и к понятию «времени» (?), ведь майя буквально означает иллюзию, т.е. все то, что временно, все то, что утаивает истину. (Одним словом «майя» имеет отношение к проблеме времени и бытия – излюбленная тема современных западноевропейских экзистенциалистов). Более того, в ведической философии мы нигде не встречаем рассмотрение проблемы времени, но каждый раз наталкиваемся на вопрос о том, что такое «майя». «Просто так кажется, ибо мы подвержены иллюзии, что время есть нечто реальное. Время нереально» - как то выразился один из героев романа Г.Гессе «Сиддхартха».

   Как мы уже говорили выше смысл восточной метафизики – в самореализации, т.е. достижение главной цели: мокша, прэма, самадхи и т.д. (в зависимости от вашего умонастроения). Суть всех этих состояний сводится к понятию «освобождение», обретение Истинной свободы, что есть познание Абсолютной Истины. И главное препятствие, и в то же время, наш стимул, на этом пути – есть наша материальная обусловленность, т.е. «майя».

      Материальная обусловленность человека, зависимость его самосознания от психо-физиологических состояний – есть зависимость от майи, выражающей себя как время и пространство (бытие). Следовательно, смысл выражения обретение «освобождение», можно трактовать как преодоление времени. Подтверждение этому выводу мы не найдем в древних ведических писаниях, где нет проблемы времени, но это заключение мы находим в исследованиях западноевропейский философов, которые исследовали проблему «освобождения» на Востоке. Мирча Элладе писал, что сознание"освобожденного" человека, это «сознание человека, которому удалось освободиться от временности и, следовательно, удалось познать подлинную, невыразимую свободу» [13 с.9] – или как описывает Элиаде отношение ко времени йога: «Йог достигает освобождения; как и умерший, он уже не связан с жизнью, он «мертв при жизни». Он стал дживан-муктой, «освобожденным при жизни». Он уже живет не во времени и не вподчинении у времени, но в вечном настоящем – nuncstans – как Боэций назвал вечность» [13 с. 56].

   Таким образом, мы видим что понятие «майя», как причина несвободы человека, есть выражение власти времени. Майя проявляет себя через природу, материю, но по своему определению она выполняет те же функции, что и время – утаивает Истину. И тот, кто пытается проникнуть в область метафизического опыта, прежде всего должен осознать эту связь природы и времени (майя). На этот счет очень интересно выразился Рене Генон: «…тот, кто не может преодлеть точку зрения временной последовательности и рассматривать все явления одновременно, неспособен, даже в малейшей степени, к воспириятию метафизического уровня. Первое, что надлежит сделать тому, кто действительно хочет достич метафизического знания, это выйти за пределы времени» [5, c. 241].

       Коротко выражаясь, самопознание и самореализация, как смысл метафизики востока, на практике в первую очередь предполагает достижение «изначального состояния», выражающее себя, прежде всего в преодолении времени, переживания «чувства вечности».

   Подобные мысли в западноевропейской философии удивительным образом, не опираясь на знания Востока, выразили современные экзистенциалисты, такие как – Ж.-П. Сартр (у которого время – есть Ничто), М. Хайдеггер (Смысл Бытия во Времени), К. Ясперс (Трансцендентный опыт, как преодоление времени).

  

       Что касается понятия «йога». Она также связано с понятием «майя», как и со всеми другими основными понятиями ведической метафизики. И мы не случайно его рассматриваем в самом конце нашей работы, т.к. йога – это практическое применение приобретенных метафизических знаний и непосредственная работа над осуществлением главного смысла – достижение «освобождения».

       Йога – это практическая сторона восточной метафизики. Основная цель йоги (букв. перевод с санскрита – «единение») – достижение сознания единства «Я» (Атмана) с «Высшим Я» (Параматманом), или другими словами «освобождение». Как пишет выдающийся учитель йоги Б.К.С. Айенгар: «Йога означает единение. Единение души с Абсолютным Духом есть йога. Но это определение слишком абстрактно, его трудно понять, поэтому, для нашего уровня понимания, я скажу, что йога является единением тела с умом, а ума – с душой» [1 с.19].

     Санскритское понятие «йога» означающее «связь», «единение», по этимологическому значению подобно латинскому понятию «religare». В философском словаре мы находим: «Издавна бытовала традиция вести происхождение термина «религия», от латинского глагола religare (связывать). … Современный православный богослов А. Мень рассматривает религию как связь человека с Богом, вернее как действие направленное на восстановление утраченной связи» [8 с. 451].

   «Йога – это наука, которая ведет человека к освобождению души через интеграцию сознания, ума и тела» [1 с. 116]. Йога относится к одной из шести ортодоксальных философских систем (даршан), она представляет собою практическую сторону восточной метафизики (санкхья). Ее систематическое описание осуществил Махариши Патанджали в работе «Йога-сутры» во 2 веке до н.э. В этой работе в сжатой форме, в виде афоризмов описан путь самосовершенствования человека. Основной акцент делается на работу с умом, преодолением психо-физиологической зависимости. Патанджали так определяет йогу: «Йога есть устранение волнений ума» (йога читта вритти ниродах) [ 9 ] .  

     До святого Патанджали косвенное описание йоги или йогов мы можем встретить и в других более древних упанишадах и писаниях (Ригведа, Махабхарата и др.), что говорит о достаточной древности этой практики.

   Йога имеет множество видов. Все они объединены единой целью, но различны в методах. Как говорится в йога-таттве-упанишаде:

   «19. Существует много различных йог, в зависимости от практики:
Мантра-йога, Хатха-йога, Лайя-йога, Раджа-йога,
20. достигший в них совершенства, как полный сосуд
наполнится Сознанием Атмана,
21. и будет восхваляем всеми, как познавший Брахмана» [7].

   Различие методов заключается в использовании различных инструментов преобразования сознания. Мантра-йога – практикуется путем длительного воспевания мантр, хатха-йога – путем специфических физических упражнений (асан) и дыхания (пранаяма), раджа-йога – путь медитации, достижения внутреннего безмолвия, бхакти-йога – путь развития бескорыстной   любви, гьяна-йога – достижение освобождения путем знания и т.д. Йога, описанная Патанжали, называется Аштанга-йога, она включает в себя хатха и раджа йогу, и дополняется строгими правилами поведения (яма, нияма).

   Несмотря на кажущуюся наивность техник, йога эффективное средство для очищения и успокоения сознания, развития интеллектуальной интуиции и тонкого восприятия и внутреннего потенциала. Для того, что бы это понять, необходимо пережить опыт общения с теми, кто ее практикует или ощутить ее воздействие на собственном опыте.

   М.Элиаде подчеркивает сходство практики йоги с функциями психоанализа. Она так же работает с внутренним подсознательным содержанием (васаны и вритти). Однако направленность йоги не заканчивается на разовом очищении сознания и искоренении причины беспокойств, как в психоанализе. Йога это систематическая практика, она направлена на тотальное освобождение. И в первую очередь йога пытается остановить психо-ментальный процесс вообще. «Под видом мысли на самом деле скрывается неопределенное и беспорядочное колебание, подпитываемое ощущениями, словами и памятью. И первейшей обязанностью йога является думать так, чтобы не позволить себе думать» [13 с.34] – пишет Элиаде. (Нечто подобное говорил немецкий философ ХХ века М.Хайдеггер в своей статье «Что значит мыслить?», когда писал, что мы, люди, думаем, мол якобы мы думаем, хотя на самом деле, занимаемся внутренней болтовней, и мало кто на самом деле знаком с процессом истинного мышления).

   Сегодня понятие «йога» стало очень популярным в западноевропейской культуре. Однако то, что практикуем мы, западные люди, и то, что практикуют монахи на Востоке – различные вещи. Главное отличие – это наши мотивы. На Востоке отрешенные люди, через йогу, пытаются достичь определенного уровня сознания для переживания метафизического опыта, на Западе – то, что называют йогой, является блеклым подобием хатха-йоги, и служит она одним из видов развлечений или в лучшем случае техникой оздоровления организма.

     Йога – это не просто упражнения для ума или тела, это образ жизни, это специфическое умонастроение. Понятие Йоги и религии по семантическому значению одинаковы, оба они говорят о пути единения. Йога – это религия, где храм – это твое тело, а учитель – твое внутреннее Высшее Я. Коротко выражаясь йога – это практическая сторона восточной метафизики, цель которой – освобождение.

     Суммируя все вышесказанное, приведем в пример заключение современного французского метафизика Рене Генона отрех этапах реализации метафизического знания, которое по сути дела есть продолжение описания значения «йоги»:

     1.Этап расширения индивидуальности (развитие всех возможностей, виртуально заключенных в человеческой индивидуальности) -(хатха -, карма-, гьяна - , бхакти- йога);

     2. Над-индивидуальный этап (преодоление мира форм, включая саму индивидуальность)-(раджа-йога);

     3. Этап достижения абсолютно необусловленного состояния (самадхи, мокша, прэма), или, другими словами, как пишет Генон: «… оно не поддается выражению, и все, что можно сказать о нем, может быть оформлено лишь отрицательными понятиями, будучи производно от отрицания границ, детерминирующих и определяющих всякое существование в его относительности. Достижение такого состояния – это то, что индуистская доктрина называет «Освобождением», когда она рассматривает его в соотношении с обусловленными состояниями, а также «Союзом», когда оно рассматривается в соотношении с Высшим принципом» [5 с.242].

   Исходя из вышесказанного, мы видим, что метафизическое знание может реализовать себя на практике путем прохождения определенных этапов, при этом самый первый этап включает осознание того, что есть Я, Бытие и Время, а второй этап преодолевает осознанные границы человеческого бытия. Третий преодолевает и самое себя (нечто подобное мы можем найти в феноменологической редукции немецкого философа Э.Гуссерля).

     Практическая сторона восточной метафизики описывает определенные ступени самореализации человека. Начиная с самопознания и заканчивая самопожертвованием, мы движемся, руководимые трансцендентным знанием Вед к свободе. Преодолевая всевозможные обусловливающие нашу природу факторы, преодолевая само время, человек достигает полноты Бытия и самосознания. А методы, обучающие технике прохождения этапов становления сознания, называется йогой.  

Таким образом, «йога» как средство для достижения главной цели жизни (прайоджана) – познание Абсолютной Истины (выражающейся в состоянии Единства (самадхи), Любви (прэма), Свободы (мокша)), приобретает статус одного из основных понятий в ведической и восточной метафизики в целом.

   Мы описали основные понятия ведической метафизики. Что нам дает знание этих понятий? Мы имеем определенное представление о сотериологическом характере философии Востока, мы должны были убедиться в универсальности метафизического знания и необходимости метафизического опыта на пути всякого истинного познания.    

     В данной работе под названием «Основные понятия ведической метафизики» рассматривая основные, как на наш взгляд понятия, мы пытались, в общих чертах предать характер восточной философии, тем самым, сами того изначально не предполагая, раскрыли проблему смысла жизни человека. Мы говорили о долге человека (Дхарма, Карма), мы говорили о Боге, выраженном на Востоке в универсальном понятии Абсолютная Истина, проявляющем себя как Брахман, Бхагаван и Параматма, и сказали о проблеме взаимоотношений человека и Бога. Под понятием Бог мы подразумевали различные его аспекты, в том числе и аспект Чистого Бытия. Таким образом, мы также сказали о взаимосвязи сознания и Бытия, Атмана и Брахмана. Мы сказали о понятии майя, связанным с понятиями времени и бытия, попытались раскрыть суть понятия «йога», как древней практики по направлению к метафизическому опыту. В самом начале нашей работы мы так же оговорились об особенностях древних ведических священных писаниях и специфике языка Вед. Таким образом, мы можем заключить:

  1. Смысл жизни человека – в выполнении своего долга, предназначения (дхарма). Дхарма бывает временная и вечная. Вечная Дхарма каждого человека - познание Абсолютной Истины, что есть одновременно познание своей природы (Атмана) и природы Бытия в целом (Брахмана). Временная дхарма – в правильном отношении к своим обязанностям, к тому, что тебя окружает и тому, что с тобою происходит. Исполнение своей Дхармы, освобождает от Кармы. Таким образом, человек достигает полноты бытия (свободы), т.е. самореализации и богопознания.
  2. Согласно священным писаниям Бог или Абсолютная Истина проявляет себя в таких аспектах как: Брахман (Бытие), Параматма (Высшее Я) и Бхагаван (Бог). Им соответствуют три онтологических уровня проявления: сат (Истинное Бытие), чит (истинное знание), ананда (истинное блажество). Философов (гьяни) интересует Брахман, мистиков (йогов) – параматма, а религиозных  людей (бхакта) – Бхагаван.
  3. Дхарма, Брахман (Бхагаван, Параматма), Атман, Карма, Майя, Йога – можно отнести к фундаментальным понятиям ведической метафизики. Исходя из них, можно раскрыть суть не только философии Вед, но и смысла Бытия в целом.

      Однако, не будем забывать, что восточная метафизика – имеет своей целью не просто просвещение сознания, но его освобождение. Мудрецов востока не интересует, что такое истина, им важно знать, как истинное знание применить на практике, чтобы достичь умиротворения и счастья. Мы должны были увидеть, что священные писания и их деструктивный язык, как правило, и знания никакого не намерены дать, их задача разбить наше обыденное мышление, сформировав подходящие условия для настоящей мысли. Основное познание происходит не на уровне чтения или слушания (шраванам), и даже не на уровне размышления (мананам), а на уровне действия в соответствии со знанием (нидидхьясана). Следовательно, основную часть, рассмотрения проблемы характера ведической метафизики, нам еще только предстоит совершить.

Литература:

  1. Айенгар Б.К.С. Дерево йоги. (Йога Врикша): Классическое руководство в повседневной жизни/ Ред. Д. Риверс-Мор; Пер. С англ. – М.: «МЕДСИ ХХI», 1998.
  2. Брахма-сутры Афоризмы о Брахмане (Боге) также известные как Веданта-сутры Афоризмы о Веданте (венец Вед) -Перевод Брахма-сутр с английского и санскрита: Ишвара (В.В.Вернигора), май 2005 г. http://scriptures.ru/sutras/brahmasutras.htm
  3. Бхагавадгита – К.:ЧП «Арктур-А», 2008.
  4. Бхактиведанта Свами Прабхупада, А.Ч. Шримад Бхагаватам. Первая песнь «Творение» (гл.1-9). – М.: Бакиведанта Бук Траст, 2008.
  5. Генон Р. Избранные произведения: Человек и его осуществление согласно Веданте. Восточная метафизика. - Пер. с франц. – М.НПЦТ «Беловодье», 2004.
  6. Зильберман Д.Б. Откровение в Адвайта-Веданте как опыт семантической деструкции языка «Вопросы философии», № 5, 1972, с.117-129

           http://psylib.org.ua/books/zilbd01/index.htm

  1. Йога-таттва-упанишада (сущность йоги) - http://upanishads.ru/
  2. Кириленко Г.Г. Шевцов Е.В. Философский словарь. Справочник студента. –М.: Слово, 2002.
  3. Патанджали Йога-сутры (классическая йога) -112 с.
  4. Чаттопадхьяя Д. От санкхьи до веданты. Индийская философия: даршаны, категории, история. Пер. с англ. – М.: Сфера, 2003.
  5. Чхандогья-упанишада - http://upanishads.ru/
  6. Шивананда Свами Золотая книга йоги Йога-самхита (Энциклопедия Богопознания, самореализации и мудрости). – М.: 2004.
  7. Элиаде М. Йога: свобода и бессмертие. Пер. с француз. В. Траск, с англ. – С.Никшич и Д.Палец - К.: София, 2000


[1] Семена наших поступков, по учению Вед, откладываются в одном из наших тонких тел, так называемом каузальном теле. Строение этого тела мы можем увидеть с помощью такой ведической науки как джотишь (астрология).

[2]Вайшнавская традиция означает индуистскую культуру последователей господа Вишну.

[3] Дхьяна – одна из ступеней аштанга-йоги, означает практику глубинной медитации.